Культ детства, или картинка для взрослых


Одна из самых порочных идей, навязанных «европейскому человечеству» в эпоху Модерна и составляющая не обсуждаемую догму современного секулярного мировоззрения — это культ детства и, непосредственно связанный с ним, культ детей. Причем это тот случай, когда т. н. Просвещение и романтическая реакция работали в одном направлении.

От антиутопии индивидуализма к антиутопии коллективизма


Если уж России суждено встать на пути современного, западного, либерального индивидуализма, под знаменем которого давно и неуклонно разрушается классическая культура самого Запада, то не как оплоту “евразийского” коллективизма, а как последнему бастиону той самой христианской европейской цивилизации, где впервые возникло онтологически обоснованное представление о ценности человеческой личности.

Византизм и евразийство


Либо Москва – Третий Рим, либо Третий Сарай. Либо мы отрицаем Запад за его отступление от универсальных христианских ценностей и переживаем это как внутреннюю боль, либо нет этих ценностей и мы отрицаем Запад сам по себе.  Третьего не дано. Tertium non datur. Мы слишком долго делали вид, что выступаем за одну и ту же Империю.

Утопия “Традиции” и реальность Христианства


Не следует отождествлять  “христианское общество” и “традиционное общество”, и тогда мы не будем отвлекаться на решение задач, не имеющих христианскому мировоззрению никакого отношения. И не будем подменять реальность Христианства утопией “Традиции”.

Русская идея и христианский персонализм


В той степени, в которой Россия действительно ориентируется на православное христианство, в той степени ее фундаментальной, имплицитной, потенциальной философией является именно православный персонализм, который может и должен составить мировоззренческую основу полноценной Русской идеи – уникальной и универсальной.

Понятие личности в секулярном и постсекулярном понимании


В постсекулярной ситуации перспектива концептуального употребления понятия личности несравнимо более неопределенна, чем на излете Античности или на заре Модерна, потому что теперь христианское сознание оказывается перед вызовом не одного, а сразу двух глобальных противников – и уходящего секуляризма, и наступающего неоязычества.

Отец Даниил Сысоев как инициатор догматического возрождения.


Именно отец Даниил своим уникальным подвижническим примером явил образец принципиально нового миссионера, который в центр внимания своей миссии ставит именно догматическую сущность христианской веры, а не какие-то промежуточные или периферийные вопросы и темы, более понятные и приятные современному потребителю.