От антиутопии индивидуализма к антиутопии коллективизма


Если уж России суждено встать на пути современного, западного, либерального индивидуализма, под знаменем которого давно и неуклонно разрушается классическая культура самого Запада, то не как оплоту “евразийского” коллективизма, а как последнему бастиону той самой христианской европейской цивилизации, где впервые возникло онтологически обоснованное представление о ценности человеческой личности.

Византизм и евразийство


Либо Москва – Третий Рим, либо Третий Сарай. Либо мы отрицаем Запад за его отступление от универсальных христианских ценностей и переживаем это как внутреннюю боль, либо нет этих ценностей и мы отрицаем Запад сам по себе.  Третьего не дано. Tertium non datur. Мы слишком долго делали вид, что выступаем за одну и ту же Империю.

Утопия “Традиции” и реальность Христианства


Не следует отождествлять  “христианское общество” и “традиционное общество”, и тогда мы не будем отвлекаться на решение задач, не имеющих христианскому мировоззрению никакого отношения. И не будем подменять реальность Христианства утопией “Традиции”.

Русская идея и христианский персонализм


В той степени, в которой Россия действительно ориентируется на православное христианство, в той степени ее фундаментальной, имплицитной, потенциальной философией является именно православный персонализм, который может и должен составить мировоззренческую основу полноценной Русской идеи – уникальной и универсальной.

Десять тезисов о евразийстве


Весь смысл идеи “евразийской цивилизации” только лишь в том, чтобы противопоставить Азию и весь не-европейский мир Европе и, в конечном счете, уничтожить саму Европу. Никакого иного геокультурного смысла в евразийстве нет, а для достижения этой цели все идентичности и все историософские модели хороши: и “скифство”, и “туранство”, и “иранство”, и что угодно еще.

Когда закрыли оргию: либеральные гедонисты против новой либеральной этики.


Признаем очевидное: возмущенные гедонисты вдруг стали отрицать современный либеральный Запад только потому, что казавшийся вечным постмодернистский карнавал там заканчивается и на его место вдруг приходит репрессивная моральная система, требующая от них невозможного – перестать играть в жизнь и вернуться в Модерн.

Прозрения и затмения Константина Леонтьева


За одну только реабилитацию Византии и византизма в русской общественной мысли Константину Леонтьеву необходимо поставить памятник в центре Москвы, а его имя должно быть знакомо каждому гражданину России не меньше, чем имена тех могильщиков византийского наследия, монументы которым до сих пор позорят центр Третьего Рима.