Укроавтокефальный раскол: последняя модель


Аркадий Малер

27 мая в киевском Свято-Пантелеймоновом монастыре (Феофания) состоялся обещанный собор УПЦ МП, на котором было принято решение о ее “полной самостоятельности и независимости” от МП. Учитывая многие сигналы и свидетельства о двуличном или прямо антироссийском  поведении тех или иных украинских иерархов, это решение было вполне ожидаемым, да и какой смысл было в столь трудное время собирать общеукраинский собор, кроме как для провозглашения автокефалии?

Сейчас одна за другой всплывают всевозможные “утешительные” версии происшедшего канонического преступления. Прежде всего, “сергианская” версия – мол, митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий (Березовский) со своими сподвижниками из епископата таким образом пошел на последний крайний шаг для защиты УПЦ как института и каждого украинского священника от претензий необандеровской власти. Не случайно почти вся вступительная речь митрополита Онуфрия к собору состояла из жалоб на антицерковные репрессии:  “22 марта этого года в Верховной Раде Украины зарегистрирован законопроект №7204 «О запрете Московского патриархата на территории Украины», которым предлагается запретить в Украине деятельность Украинской Православной Церкви. Согласно документу, после его принятия, вся церковная собственность Украинской Православной Церкви на протяжении 48 часов инвентаризируется и национализируется в порядке, установленном Кабинетом Министров Украины. Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, Свято-Успенская Почаевская Лавра, Свято-Успенская Святогорская Лавра и другие архитектурные монументы государственного значения, находящиеся в собственности или пользовании нашей Церкви, переходят в собственность государства, а соглашения о пользовании отменяются. Кроме того, органами местного самоуправления и их должностными лицами принято более 20 незаконных решений о запрете или ограничении деятельности местных религиозных общин Украинской Православной Церкви. Зафиксировано более 40 рейдерских захватов наших храмов и более 15 случаев противостояний и опечаток храмов. Полсотни наших религиозных общин силой принуждали к переходу в так называемую Православную Церковь Украины.”

Действительно, если бы решение об автокефалии было результатом добровольной эволюции УПЦ МП к независимости от МП, то не стоило во вступительной речи к собору перечислять все эти чудовищные факты, а так митрополит Онуфрий явно показывает всем сторонам: нас вынудили, это последняя граница, которую мы готовы перейти просто чтобы выжить, целиком и по одиночке. Но тут возникает неизбежный вопрос: как можно объявить автокефалию без каких-либо канонических оснований? Ведь в самом тексте соборного постановления никакие основания не указаны вообще, даже единственно законное основание из  15 правила Двукратного Собора (861 г.), объясняющее,  в каком случае можно отделяться от правящего архиерея или предстоятеля всей Поместной Церкви. Да в этом постановлении никакие канонические основания и не могут быть указаны, просто потому, что для “автокефалии” УПЦ таких оснований нет: сама идея церковной украинской незалежности в принципе неканонична и нужна только для разрушения единства Русской Церкви и исторической России.

Однако, сколько бы ни сочувствовать положению УПЦ на Украине, оправдать раскол – это значит отказаться от православного христианства как такового, то есть обессмыслить весь пафос каких-либо рассуждений о Церкви вообще. Если православное христианство это не единственно возможная спасительная Истина, а каноническая Православная Церковь это не единственно возможное реальное Тело Христово, тогда все эти церковные проблемы – не больше, чем политические, причем политические без какого-либо онтологического, метафизического обоснования. Если неважно, в какой Церкви быть, то зачем вообще быть в Церкви? Но с догматами и канонами не шутят. Желая вроде бы максимально увести УПЦ от политики и от конфликтов, этот раскольнический собор, наоборот, еще больше погружает ее в пучину политичности и конфликтности.

Во-1х, теперь зеленско-бандеровская власть получила новую карманную церковь, созданную именно по принципу “чего изволите?”, как Англиканская церковь при Генрихе VIII. И эта власть теперь может делать с этой новой, униженной и испуганной церковью все что угодно – от канонического статуса она все равно отреклась. А верные каноническому Православию миряне и священники по всему миру теперь всегда ее будут в этом упрекать.

Во-2х, превратившись в новый раскол, УПЦ еще больше будет способствовать религиозному разделению на Украине, ведь теперь она оказалась в положении Киевского лжепатриархата – очередной “национальной церкви” без видимости канонического статуса.

В-3х, теоретически УПЦ могла бы пойти на объединение с ПЦУ, т.е. в подчинение к Константинопольскому патриархату, и можно быть уверенным, что фанариоты будут максимально стремиться к этому результату, но сначала священноначалию УПЦ придется пройти по второму кругу унижения и объясниться перед Фанаром за все свои прежние принципиальные позиции и за обвинения Фанара в антиканонических претензиях на Украину. Так что либо ПЦУ и УПЦ будут находиться в постоянной конкуренции за право считаться “главной православной церковью страны”, либо первая поглотит вторую и начнутся новые конфликты.

В-4х, стоит ли говорить, что антиканоническое решение этого собора УПЦ наносит колоссальный моральный удар по всем ревностным сторонникам канонического Православия на Украине – все эти десятки тысяч искренне верующих людей, тридцать лет боровшихся за единство Русской Церкви и исторической России, теперь просто преданы своим священноначалием, как это уже было во времена Брестской унии.

Заметим, что все эти четыре последствия самопровозглашенной автокефалии УПЦ будут неизбежно развиваться на Украине совершенно независимо от того, как далеко продвинутся войска РФ, ДНР и ЛНР. Это будет “новая дивная жизнь” УПЦ, которую она сама себе организовала, вроде бы желая минимизировать любые политические конфликты вокруг себя.

В ближайшее время мы услышим много интересного о том, под каким давлением и с какими нарушениями готовился этот лжесобор, кто пытался сопротивляться заранее принятому решению, кто “просто присутствовал”, а кто “просто отсутствовал”,  и т.д. И картина внешне монолитного собрания и безговорочного решения будет усложняться и распадаться прямо пропорционально разрушению украинской государственности.

Между тем, вопрос продвижения “Специальной военной операции” теперь уже окончательно обретает явное сотериологическое измерение. Если на Украине больше нет канонической Православной Церкви, то ее жители не имеют возможности участвовать в реальных Таинствах и спасать свои души в этом озлобленном антирусском мире. И по большому счету, никаких иных путей преодоления этой проблемы, кроме как военного освобождения всей Украины от ее антироссийской власти, нет. Но пока процесс этого освобождения идет, сами клирики и миряне УПЦ еще имеют шанс выпрямить свой канонический статус, если они открыто не примут данное решение об автокефалии и сохранят свою верность Московскому Патриарху. Во всех разговорах про внутренние проблемы УПЦ МП мы часто забываем, что это не более чем часть одной большой автокефальной Церкви – Московского Патриархата, а иначе – Русской Православной Церкви. И ни один клирик или мирянин УПЦ МП совершенно не обязан следовать решениям своего регионального синода или собора, если эти решения противоречат Московскому Патриархату. Поэтому каждый прихожанин и священнослужитель канонической Церкви на Украине свободен саботировать решения этого лжесобора и остаться верным сыном Русской Православной Церкви, что ему только зачтется как подвиг подлинного исповедничества. Если же среди таких верных сынов окажутся не только миряне, но и архиереи, готовые денонсировать решения этого лжесобора, то они тем самым спасут не только себя, но и свои епархии, коим все равно в обозримом будущем придется жить под российским трехцветным флагом и вспоминать всю эту “незалежность” как кошмарный сон.

Поддержать деятельность Интеллектуального Клуба «Катехон»:
№ карты Сбербанка VISA: 4276 3801 2501 4832

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − 15 =