Поствыборное


Аркадий Малер

С моей точки зрения, общий итог прошедших мосгордумских выборов оказался совершенно банальным и скучным, и никакой почвы для хоть сколько-нибудь обширной аналитики не представляет, но только потому, что наша “прогрессивная общественность” всеми силами пыталась превратить эти выборы в повод для всероссийского Майдана, так что уже 9 сентября мы должны были проснуться “в другой стране”, кратко сформулирую свое отношение к этому предсказуемому итогу.

1. Нужно жить в очень извращенном политическом мире, чтобы считать получение 25 мандатов из 45 каким-либо “поражением”. Для любой вменяемой партии в современной России нет большего счастья, чем обретение формального большинства голосов, позволяющих контролировать Парламент, а любая погоня за “туркменскими” показателями в этом деле совершенно комична и бессмысленна. Необходимо понимать, что мы уже очень давно живем в слишком разнообразном, противоречивом и атомизированном обществе, чтобы рассчитывать на “абсолютно подавляющее большинство голосов” по любому вопросу, так что если за какую-то партию или кандидата в президенты, действительно, голосует около половины всех пришедших на выборы, то это уже внушительная победа и почти что чудо. Так что никакого повода ни для торжества оппозиции, ни для траура единоросов я в этих выборах не вижу.

2. Сама идея создания в России сверху единой общенациональной партии, представляющей собой формальный аналог КПСС, совершенно абсурдна и вредна. Во-1х, в случае успеха такая партия неизбежно будет дублировать функции государства, как это было в СССР, и любое недовольство партией будет проецироваться на само государство. Во-2х, само желание создать какую-либо идеологию и партию, которая бы “объединяла всех”, абсолютно утопична и деструктивна – и не только потому, что это в принципе невозможно, но еще и потому, что это заведомо противоречит любой честной и последовательной идеологической политике, которая всегда, в первую очередь, разделяет людей, объединяя только тех, кто с ней согласен, а не всех подряд. Само понятие “партии” (лат. pars) означает определенную часть от целого, а не само целое. Поэтому проект всеобъединяющего единства ради самого единства неизбежно упрется в отказ от любой идеологии и превратит такую партию в безыдейное бюрократическое приложение к государству, каковым фактически является ЕР. Единственное преимущество такой партии состоит исключительно в недостатках ее конкурентов, когда ты готов голосовать за любого безликого кандидата от ЕР только для того, чтобы не прошли иные кандидаты.

3. Поэтому наиболее оптимальным сценарием развития партийной системы в России я давно считаю формирование трех-четырех крупных политических партий, которые могут занимать самые разные позиции в государственно-правовых, социальных и экономических вопросах, но должны быть безусловно едины по двум непреложным принципам: 1) в отношении самой России как суверенного и могущественного государства, призванного объединить свои исторические территории и преумножить свое геополитическое влияние, и 2) в отношении Русской Православной Церкви как культурообразующей основы исторической России, нуждающейся в защите и преумножении своего культурного влияния. Если эти два пункта соблюдаются, то этого вполне достаточно, чтобы претендовать на политическую власть, а все остальное пусть будет вопросом свободной и законной борьбы, потому что в нашем грехопадшем мире реальное развитие политических групп возможно только в условиях их свободной конкуренции.

4. Хотя лично мне очень неприятно, что на 45 мест в Мосгордуме теперь будет 4 “яблочника” и 14 коммунистов, я не могу не признать, что это соотношение вполне отвечает реальному распределению идеологических настроений в сегодняшней Москве, тем более, что во всех 18 случаях работал фактор протестного голосования – и вовсе без Навального, как бы ему не хотелось приписать себе эти локальные победы. К сожалению, я сам знаю достаточно много политически нейтральных или даже близких мне по взглядам людей, называющих себя и “православными”, и “консерваторами”, которые из личной обиды на Кремль или отвлеченных рассуждений о необходимости “политического разнообразия” и “сменяемости власти”, готовы проголосовать за кого угодно, хотя они только в ночном кошмаре могут представить себе, что их избранник, действительно, мог бы получить реальную власть над их драгоценной жизнью. Поэтому 4 либерала и 14 коммунистов на 25 единоросов – это вполне предсказуемый и, одновременно, вполне приемлемый результат на фоне того, что могло бы быть на самом деле.

5. И последнее: что означает для Церкви победа коммуниста или “яблочника” в том или ином округе города Москвы? Это означает, что на уровне местной представительной власти у Церкви появились проблемы, начиная с таких простых вопросов, как строительство новых храмов или памятников православным деятелям. Конечно, многое зависит от личных установок тех или иных депутатов, но сама логика коммунистической и либеральной идеологии может вынудить этих людей по первому поводу выступать против церковных инициатив, а иногда даже самим выдвигать антицерковные инициативы. В том печальном факте, что эти люди теперь сидят в Мосгордуме, много виноватых, но в том числе виноваты и те православные граждане, которые из личной лени и ложной аполитичности не проголосовали в своем округе за правильного кандидата, а иногда даже и не знали о том, что вообще проходят какие-то выборы. Это общая беда православного христианства в современной России: превратно понятая максима “Церковь вне политики” всегда работает против самой Церкви, оставляя политическое пространство ее врагам, если называть вещи своими именами. А ведь если сравнить итоговые проценты голосов за разных кандидатов на этих выборах, то можно увидеть, как много значил каждый голос. Например, в моем 32 округе победил кандидат от ЕР (Ольга Мельникова), набрав 37,87% голосов, но его главный конкурент от КПРФ (Клим Лихачев) набрал 36,50% голосов, то есть разница между ними составляет всего 1%. Конечно, любой коммунист объяснит эту разницу якобы очевидным админресурсом единоросов, но почему бы тогда не сделать так, чтобы за кандидата от ЕР, а точнее, против кандидата от КПРФ, проголосовало бы не 37%, а 47%? Для этого достаточно было бы прийти на выборы всем сознательным православным гражданам нашего округа и точно так же во всех остальных округах.

Несравнимо хуже ситуация в 43 округе, где с большим отрывом победил известный участник храмоборческих акций, “яблочник” Сергей Митрохин с 46, 28% голосов и где даже не было кандидата от “партии власти”. Зато его главный конкурент был даже не коммунистом, а кандидатом от ЛДПР (Дмитрий Кошлаков-Крестовский), набравшим 20,76% голосов. К “жириновцам” всегда было много вопросов и мне бы никогда не хотелось поддерживать эту партию, но хотя бы в храмоборчестве она никогда не была замечена, а иной альтернативой в 43 округе также был кандидат от СР (Евгений Боровик с 14% голосов). Так что если бы все сознательные православные граждане из 43 округа решили бы не допустить Митрохина в Мосгордуму, то это было бы вполне возможно. Но я уверен, что найдется полно православных людей в этом округе, которым само имя Сергея Митрохина ничего не говорит, но зато потом они будут удивляться и возмущаться, почему их местный депутат вдруг ведет войну с Православной Церковью. И точно так же во всех остальных округах, где православные христиане почему-либо решили, что большая политика не имеет к ним никакого отношения или что в нее можно играть без всякого риска, голосуя за любого врага Церкви, но лишь бы против этой власти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − одиннадцать =