Пасхальное поздравление Путина: критические наблюдения


Аркадий Малер

 

Как ревностный охранитель со стажем позволю себе высказать существенные критические наблюдения в отношении этой видеозаписи. Не буду подробно отвлекаться на режиссуру, но замечу только, что это абсолютный провал: среднестатистический зритель, — которому по верному замечанию самого президента давно уже “муторно и тошно”, — должен идентифицировать себя с политиком, взывающим к его уму и сердцу – это азы пиара и политтехнологии. Из этого не следует, что Путин должен скромно сидеть на продавленной кушетке на фоне пыльного ковра (тем более, что это уже давно уходящая натура), но если современный режиссер не знает, как надо, то он точно должен знать, как не надо.

Но суть не в этом.

Большинство политически неравнодушных православных очень ждали поздравление своего президента и сам факт того, что такое поздравление все-таки произошло, это, конечно, очень хорошо. Особенно учитывая, что Путин впервые обращается с пасхальным обращением к гражданам и, будем надеяться, это начало доброй традиции.

По своему содержанию это обращение – яркий пример политических предпочтений Путина, неизменных все эти 20 лет. Разумеется, в своем поздравлении Владимир Владимирович руководствовался исключительно благими намерениями и, как всегда, выступал “за все хорошее и против всего плохого”. Но проблема в том, что критерии хорошего и плохого всегда зависят от конкретного мировоззрения, и весьма наивно полагать, что можно занять такую политическую позицию и включить такую риторику, которая бы понравилась сразу всем гражданам.

В данном случае целевая аудитория Путина – это именно сознательные православные граждане, многие из которых в этот Великий пост и на Пасху лишены возможности беспрепятственно посещать свои храмы и участвовать в церковных Таинствах. В политическом отношении это самая лояльная, самая послушная часть народа, составляющая электоральное ядро “партии власти”, и не столько даже от смиренного признания всякой власти “от Бога”, сколько из богословского оправдания русской государственности как последнего оплота Православия, как катехона (см. 2 Фес 2:7) и Третьего Рима. И вот именно эта верная часть граждан в этот критический момент ожидала услышать от православного президента максимального выражения своей церковной позиции, своей православной веры и солидарности именно с православными верующими, а ведь правильными и красивыми словами, особенно вовремя сказанными, можно горы сдвигать и моря усмирять.

Вся речь Путина длилась 3 минуты 16 секунд – это достаточно много, чтобы сказать все самое главное и нужное, но вместо этого президент сказал то, что говорить совершенно не важно и не нужно, и не сказал то, что нужно сказать как минимум.

В начале своего поздравления Путин зачем-то вспомнил иные конфессии и религии: “знаю, что к этому поздравлению искренне присоединяются представители всех наших религиозных конфессий, последователи всех традиционных религий России”…

Не знаю, кто внушил Владимиру Владимировичу, что при каждой актовой речи о Православии нужно обязательно вставлять слова про другие “традиционные религии” и “конфессии”, но было бы очень правильно, чтобы кто-нибудь из его окружения объяснил ему, что религии и конфессии это не разные оттенки одного цвета и даже не разные цвета одной радуги, и что православные совершенно не нуждаются в поздравлении со своими религиозным праздниками со стороны других конфессий и, тем более, других религий. Если люди не признают Воскресение Христово, то не надо за них говорить, что они поздравляют православных христиан с этим Событием – христианам это не нужно, а для нехристиан это просто оскорбительно. Поэтому эти слова никогда не достигают своей цели повысить толерантность и веротерпимость, скорее наоборот. Конечно, для многих эти бессмысленные вставки просто ерунда, на которую можно не обращать внимания, но эта ерунда повторяется все 20 лет, а в данном случае каждое слово имело значение, особенно когда на такие слова время нашлось, а на другие, более важные и нужные, не нашлось.

Далее все поздравление Путина выстроено в сугубо секулярном жанре: большую часть своего выступления Путин говорит не о Пасхе, а о борьбе с эпидемией коронавируса, как будто кто-то из православных сомневается в этой борьбе, но при этом ни из одного его слова не следует, что лично он сам исповедует Воскресение Христово, а само это Событие называется им только “символом торжества жизни над всем тем, что против нее”, “символом очищения, возрождения и продолжения жизни”… Однако “символом очищения, возрождения и продолжения жизни” можно назвать почти любой весенний языческий праздник или какой-нибудь праздник “первого колоса” – к христианству это никакого отношения не имеет и для христиан это вообще ничто. И хотя по ходу выступления можно надеяться, что это просто к ничему не обязывающие фигуры речи, до самого конца президент так не произносит самые ожидаемые слова – “Христос Воскресе!”…

Этих слов просто нет, а почему нет – лично я не знаю и не могу знать, но я точно знаю, что если Путин преследовал цель избежать минимальных упреков в конфессиональной ангажированности, то есть в “излишней православности”, то он их избежал, а если целью была максимальная поддержка со стороны рядовых православных верующих, лишенных возможности причаститься хотя бы на Пасху, то он ее не добился. Просто потому, что эти цели взаимоисключают друг друга и никакая, сама изощренная режиссура здесь не поможет. Тем более бездарная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + пять =