katehon@mail.ru

АРХИВ






Константин Великий
(М., Вече, 2011)



Альманах
"Северный Катехон"II


Энциклопедия
"Россия: Православие"

Философская карта Арбата. Дом Лосева

















Аркадий Малер


Произошедшим от обезьян

"Никакого вреда не будет школьнику, если он будет знать
библейское учение о происхождении мира.
А если кто хочет считать, что он произошел от обезьяны,
пусть он так и считает, но не навязывает это другим ".
Патриарх Алексий II

Десять академиков РАН признали тот факт, что произошли от обезьяны. Десять академиков написали "Открытое письмо президенту Российской Федерации В.В.Путину", начинающееся со слов: "С нарастающим беспокойством мы наблюдаем за все возрастающей клерикализацией российского общества, за активным проникновением церкви во все сферы общественной жизни". Ничего существенно нового со стороны атеистических активистов в этом послании нет, однако обращает на себя внимание академический статус подписавшихся, среди которых два лауреата Нобелевской премии - Жорес Алферов и давно известный своим неприятием роста православного влияния Виталий Гинзбург.

Основные претензии десяти академиков весьма ожидаемы: по Конституции у нас светское государство и якобы поэтому в вузы нельзя вводить "Теологию", а в школу - "Основы православной культуры". При этом чисто юридический аргумент ученые неоднократно подкрепляют сугубо мировоззренческим: "Все достижения современной мировой науки базируются на материалистическом видении мира. Ничего иного в современной науке просто нет".

Это событие многие преподносят как конфликт Академии наук и РПЦ МП, что в принципе абсурдно, потому что действительных академиков РАН насчитывается несколько сотен, в то время как авторов письма - всего десять, не говоря уже о том, что это именно частная инициатива антиклерикально настроенных ученых, а не какое-либо официальное заявление Академии (если такое заявление вообще возможно). Еще больше снижает пафос этого заявления тот факт, что все десять ученых - естественники, а не гуманитарии, при том, что вопрос, который они поднимают, - сугубо гуманитарный.

Подобное вторжение естественников в гуманитарную сферу до сих пор порождало "феномен академика Фоменко", пытающегося рассуждать на историографические темы с позиций математики. Почему вопрос о том, что преподавать в системе высшего и среднего образования России, - вопрос гуманитарный? Просто потому, что он касается не разработки предполагаемой естественно-научной картины мира, а воспитания и обучения конкретных людей в конкретной стране. Поэтому тема естественной науки и гуманитарного образования - это разные темы, и не следует их смешивать.

Само представление о том, что гуманитарное образование должно подчиняться естественной науке, имеет чисто идеологическое и, как говорится, конкретно-историческое происхождение - это следствие секулярно-материалистической идеологии позднего Нового времени, которая только при коммунистических режимах стала носить безальтернативно господствующий характер. Однако эпоха этого господства давно завершилась, завершился не только коммунистический диктат, но и вся эпоха Модерна с ее отрицанием традиционных христианских основ европейской цивилизации, и сегодня только очень далекие от современного гуманитарного процесса люди не могут смириться с тем, что секулярно-материалистическая идеология как была партикулярной и партийной, так ею и осталась. Именно к таким, безысходно отставшим от истории людям относятся авторы этого письма, что по-своему весьма понятно, учитывая их возраст и хотя бы тот факт, что один из них, академик Жорес Алферов, - член первой тройки на парламентских выборах от КПРФ. В этом контексте конфликт десяти академиков и Русской Православной Церкви - это вовсе не вызов верных апологетов прогресса силам регресса, а нечто совсем иное. Между тем, коль скоро появился столь заметный повод, имеет смысл наконец подробно ответить на столь знакомые претензии по порядку.

Первая претензия: "Конституция Российской Федерации провозглашает светский характер нашего государства и принцип отделения церкви от системы государственного образования".

Во-первых, светский статус государства, если вспомнить его точный смысл, вовсе не противоречит сотрудничеству государства и Церкви по любым возможным вопросам, а лишь отрицает наличие государственной религии, не более того. Тем самым государство и Церковь лишаются взаимных обязательств, что, надо сказать, самой Церкви предоставляет значительную свободу, но из этого вовсе не следует, что союз государства и Церкви (на церковном языке - "симфония") не может продолжиться как в форме конкордата, так и в менее масштабных, детальных вариантах. Эту объективную, правовую и политологическую истину хорошо бы усвоить нашим антиклерикалам раз и навсегда. Апелляция к "светскому государству" - это не панацея от клерикализма, а лишь свидетельство собственной гуманитарной безграмотности.

Во-вторых, какое вообще отношение имеет конституционное разделение государства и Церкви к вопросу о преподавании гуманитарных дисциплин "Теология" и "Основы православной культуры"? Если бы речь шла об обязательном и всеобщем преподавании церковных предметов "Закона Божьего", литургики или гомилетики в средней школе, тогда действительно имело бы смысл вспомнить о "светском характере" нашего государства, но в данном случае это упоминание становится дважды неуместным.

Вторая претензия: в решении XI Всемирного Русского Народного Собора принята резолюция "О развитии отечественной системы религиозного образования и науки", где "предлагается обратиться в Правительство РФ с просьбой о внесении специальности "теология" в перечень научных специальностей Высшей аттестационной комиссии". "А на каком основании, спрашивается, теологию - совокупность религиозных догм - следует причислять к научным дисциплинам? Любая научная дисциплина оперирует фактами, логикой, доказательствами, но отнюдь не верой".

Надо заметить, что Всемирный Русский Народный Собор по ошибке назван академиками Всемирным Русским "Национальным" Собором, что выглядит очень странно - вроде бы ссылаются на организацию, а ее названия не знают, не говоря уже о том, что все инициалы названия написаны маленькими буквами, так что, может быть, о каком-то другом соборе речь идет? Конечно, академики вправе нам сказать, что "мы не обязаны знать название вашего русского национального собора", но тогда откуда такое внимание к его резолюциям? Ведь не каждый соборянин утруждает себя чтением столь длинного документа...

Однако в каком марксистском учебнике авторы письма прочли, что теология - это "совокупность религиозных догм"? Совокупностью религиозных догм является религиозная догматика - отдельная церковная дисциплина, кстати, очень актуальная для многих наших околоцерковных шарлатанов, выдающих свои фантазии за подлинное учение Церкви. Теология же - это в буквальном переводе с древнегреческого "наука о Боге", которая (именно как наука) в свой дисциплинарный состав включает прежде всего методологию и гносеологическую пропедевтику сложившихся в европейской культуре рассуждений о Боге, а уже потом - изложение тех догматов, которые приняты в данной религиозной традиции. Русской калькой термина "теология" является "богословие", и никакой сущностной разницы между этими понятиями нет, но последнее приобрело в нашей стране более ограниченный, конфессиональный оттенок. И именно поэтому в систему высшего образования вводится не "богословие", а "теология" как дисциплина, имеющая более широкий - философский и культурологический - характер.

Неужели сегодня, на исходе первого десятилетия XXI века, через шестнадцать лет после падения коммунистического режима и двадцать лет возрождения Церкви, находятся образованные люди, коим нужно объяснять, что вопрос о бытии Бога и предмет теологии был и остается неотъемлемой составляющей всей системы европейского образования? (В отличие от сотен иных вопросов и предметов, которые, по типу марксизма-ленинизма, как пришли, так и ушли из этой единой культурной матрицы.) В современной Европе не только предмет "теология", но и отдельные теологические факультеты распространены практически во всех университетах, и ни у кого, кроме крайне маргинальных леворадикалов, наличие этих факультетов не вызывает вопросов. Вопрос о Боге (теология) изучается в европейской академической традиции наряду с вопросом о мире (космологией) и человеке (антропологией), и скорее иные предметы и факультеты будут поставлены под сомнение, чем теологические.

Нужно ли также перечислять имена великих мыслителей, которым учеба на теологическом факультете совсем не помешала обрести фундаментальное образование: Гегель, Шеллинг, Кьеркегор, Брентано, Хайдеггер? Теология - это не религиозная, а общегуманитарная дисциплина, составляющая единую сетку гуманитарных предметов наравне с философией, филологией, историей и правом. Изучение теологии вовсе не предполагает с необходимостью веру в Бога, это изучение вопроса, а не факта, в этом и состоит специфика гуманитарного подхода. Установление в российских университетах предмета и факультета теологии - это лишь свидетельство возвращения отечественного образования в общеевропейское академическое русло, а не какой-либо "клерикализации" общества. Если бы наши антиклерикалы были внимательнее, они бы знали, что наиболее обскурантистски настроенные члены Церкви вовсе не приветствуют введение теологии и "Основ православной культуры", потому что боятся поколебать свою веру научной рефлексией и систематическим образованием. Поэтому подлинные борцы с "мракобесием", как любят выражаться наши атеисты, как раз должны быть очень заинтересованы во введении этих научных предметов в систему всеобщего образования.

Третья претензия - в заключительной части циркуляра Алексия II N 5925 от 9 декабря 1999 года, обращенного ко "всем епархиальным преосвященным", отмечается: "Если встретятся трудности с преподаванием "Основ православного вероучения", назвать курс "Основы православной культуры", это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений, воспитанных на атеистической основе". Следовательно, пишут академики, "из процитированного текста следует, что под видом "Основ православной культуры" нам пытаются ввести (и вновь в обход Конституции) "Закон Божий". Даже если предположить, что речь действительно идет о курсе "Основ православной культуры", уже не раз говорилось, что в многонациональной многоконфессиональной стране такой курс вводить нельзя".

Авторы письма президенту решили, что для человека, публично демонстрирующего свою причастность к Православию и даже участвующего в жизни Церкви, вообще - для президента России (!) слова "Основы православного вероучения" будут звучать столь же тревожно, как проект антиконституционного переворота, осталось только вызвать Патриарха на ковер и ввести военное положение. Все-таки в этом письме действительно есть что-то безысходно наивное...

Основы православного вероучения - это естественные основы православной культуры в целом, и если бы академики-атеисты ознакомились с изданными учебниками ОПК (например, с очень хорошо подготовленным курсом А.В.Бородиной), они бы увидели, насколько те не похожи на реальный "Закон Божий", а являются нормальным курсом мировой и русской культуры, написанным с христианской культурологической позиции. Это не предмет по оглашению и воцерковлению российских школьников, это чисто культурологический предмет по их необходимой адаптации к той культуре, внутри которой они родились и существуют - культуре русской и европейской. Учитывая же беспрецедентное падение общего гуманитарного уровня современных абитуриентов, этот предмет, объединяющий историю, литературу и искусствоведение, становится просто жизненно необходимым. Учебники А.В.Бородиной не идеальны, и им вполне возможна альтернатива, но какой учебник по ОПК будет всеми православными и неправославными одновременно признан "идеальным"? Все нападки на учебники А.В.Бородиной исходят либо от конкурентов-завистников, не успевших вовремя предложить и утвердить свой вариант, либо от принципиальных противников курса ОПК как такового, которые будут в любом варианте учебника выискивать любые недостатки.

Если вузовский предмет "Теология" носит чисто научный характер, то "Основы православной культуры", как курс средней школы, имеет также и воспитательный смысл. Нужно ли лишний раз напоминать, какую мораль и какие ценностные ориентиры прививает православная культура? Нужно ли также напоминать, какое значение имеет православная культура для исторического образования и развития России? Имеет ли смысл также говорить, что православная культура, как культура восточно-христианская, вовсе не способствует изоляции России, а, наоборот, делает Россию сильным и самостоятельным культурным полюсом мировой цивилизации, христианской и европейской? Вопрос о введении ОПК в школе - это стратегический вопрос дальнейшего возрождения и исторического спасения России как страны, это, прежде всего, вопрос национально-культурной идентичности России и ее всемирно-исторического назначения. Знакомы ли наши академики-атеисты с такими вопросами? Считают ли они их серьезными? Или это все, с их точки зрения, "гуманитарные бредни"? И что они предлагают взамен?

Авторы письма почему-то противопоставляют ОПК предмет "религиоведение" и говорят, что "знакомство с историей и культурным наследием других конфессий будет способствовать улучшению взаимопонимания между представителями различных национальностей и религиозных убеждений". Это совершенно надуманная и несуществующая оппозиция. Безусловно, курс религиоведения необходим в высшей школе. Другой вопрос, что бывшие преподаватели марксизма-ленинизма часто превращают его в курс "научного атеизма", а это вещи разные. Введение ОПК в школе вовсе не отрицает "знакомство с историей и культурным наследием других конфессий", более того, достаточно сказать, что само освещение христианской истории не может проходить без вынужденного ознакомления с историей других религий. Хоть бы поинтересовались авторы письма, с чем же они действительно борются, может, узнали бы что-нибудь новое. Но подмена ОПК таким неопределенным предметом как «Основы мировых религий», само название которого вызывает много вопросов, не только не компенсирует содержание и смысл этого курса, а просто извращает те образовательные задачи, которые ставит перед собой этот курс.

Четвертая претензия, самая концептуальная: "Все достижения современной мировой науки базируются на материалистическом видении мира. Ничего иного в современной науке просто нет"; "какое отношение имеет "библейское учение о происхождении мира" к фактам, твердо установленным современной астрофизикой и космологией? Что же в школе изучать - эти факты или "библейское учение" о сотворении мира за семь дней?"

Это не речь товарища Ленина, это цитата из письма десяти современных академиков, правда, основную часть жизни проживших при господстве ленинской идеологии. Когда они критиковали теологию, там была такая фраза: "Любая научная дисциплина оперирует фактами, логикой, доказательствами, но отнюдь не верой".

О том, что теология - это гуманитарная наука, вполне оперирующая фактами, логикой и доказательствами, как и положено любой науке, мы уже сказали. Но насколько нужно игнорировать ставший расхожей банальностью кризис современной науки, чтобы совершенно забыть о том, насколько высок элемент веры, чистой человеческой веры в основании большинства естественно-научных теорий! Когда современный студент открывает для себя на первом курсе предмет "Концепции современного естествознания" (КСЕ) или изучает "Философию науки", которая сейчас практически превратилась в новый диамат (так что им заменили философию как таковую из кандидатского минимума!), то первое и последнее, что он узнает, - это насколько естественные науки зависимы от гуманитарных, причем не столько наук, сколько мифов. Знаменитые работы Томаса Куна, Пола Фейерабенда, Имре Лакатоса, Карла Поппера, Майкала Полани и многих других ученых не столько перевернули, сколько зафиксировали тот мировоззренческий хаос, который наступил в истории естественной науки в ХХ веке с разрушением единой, секулярно-материалистической "научной картины мира" эпохи Модерна.

Нет, мы вовсе не хотим оказаться в одной компании с теми постмодернистами, которые за своим нежеланием и неспособностью освоить научное наследие человечества прикрываются "концом науки" и отрицают сам принцип научного познания. Такие проходимцы, создающие различные лженауки типа уфологии или сайентологии, для нас такие же выразители "духа беззакония" (богословской "аномии"), кризисного духа нашей эпохи, как какие-нибудь еретики и лжеучителя. Но мы просто хотим напомнить, что обращаться сегодня к Церкви от имени академического сообщества так, как это мог себе позволить ученый-физик при советской власти по отношению к православному диссиденту, - просто неадекватно. Ни один из базовых, онтологических научных вопросов так и не получил точного и безальтернативного ответа, наука до сих пор так и не ответила на вопросы "как возникла вселенная?", "как возник человек?", "как возникло человеческое сознание?" и т.д. и т.п. Исходные положения приходится принимать на веру, и в этом смысле любая естественно-научная теория идеологична по своей сути, если не религиозна. Исследовательская честность состоит в том, чтобы признать этот относительный, гипотетический статус научного знания, признаться в том, что принимается на веру, по умолчанию, а что действительно доказуемо.

Однако из этого вовсе не следует, что церковный человек должен непременно не доверять науке. Подлинная наука не может быть врагом подлинного богословия, потому что конечный предмет их исследований полностью совпадает - это Истина. И как богословие открыто пользуется законами классической логики и всеми правилами научно-исследовательского подхода, так и современная физика обращается к богословским концепциям хотя бы на уровне терминов (вспомним "синергетику"). У Церкви и академического сообщества нет и не может быть никаких сущностных конфликтов, если каждый из них служит Истине, а не временному политическому заказу. А вот этот политический фактор становится особенно интересным.

Письмо десяти академиков-атеистов, написанное президенту с жалобой на Церковь, имеет очень странный эпистолярный стиль, присущий скорее популярно-публицистическому жанру, чем официальному документу государственной важности. Здесь явно был расчет не столько на православного главу государства, сколько на внешнюю медийную реакцию. Неожиданные для такого заявления фразы типа "Но вернемся к Высшей аттестационной комиссии" и "Ну да дело не в этом" снижают официальный стиль до разговорного уровня. Совершенно неадекватным выглядит также ссылка на мнение католического папы Иоанна Павла II, которое для православного человека и для решения проблем среди православных людей, мягко говоря, не очень интересно. Они бы еще на мнение президента США сослались.

Удивляет также ссылка академиков-атеистов на известный случай петербуржской школьницы Марии Шнайбер, подавшей в суд "с требованием включить в программу средней школы по биологии теорию творения человека божественной силой (креационизм) вместо "устаревшего и ошибочного" дарвинизма", которую академики называют просто "школьница Маша". В этом же контексте они удивляются: "Абсурдная сложилась ситуация: почему-то суд должен решать, верна ли теория эволюции, которая утверждает, что жизнь на Земле зародилась свыше трех миллиардов лет назад". Однако академикам почему-то невдомек, что именно по этой причине наше государство не может отвернуть с порога введение в школе теории креационизма. Ведь дело вовсе не в том, что креационизм должен будет подменить собою эволюционизм, а в том, что последний должен обязательно оговариваться именно как "одна из" существующих гипотез о возникновении мира, коей придерживаются далеко не все члены Академии наук. При этом противоположной гипотезы придерживаются все члены доминирующей в России конфессии, ведь, как правильно напоминает далеким от религии ученым протоиерей Всеволод Чаплин, Церковь - "это не только люди в рясах, а это и православные политики, ученые, спортсмены, журналисты, художники, офицеры и так далее", и все эти люди, равно как и священнослужители, "имеют полное право влиять на общественные процессы". Отец Всеволод также очень точно развил порочную логику своих оппонентов: "Если у нас не все считают русский язык родным, то тогда и от его преподавания нужно отказаться, чтобы не ущемлять права этих людей".

Показательный резонанс получило это письмо и в среде религиозных меньшинств в России, о которых так заботятся наши атеисты. Если известный своими призывами убрать христианскую символику из российского герба сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов поддержал это письмо против введения ОПК, то глава Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России раввин Зиновий Коган, напротив, осудил его: "Церковь - часть общества, поэтому высказываться по каким-то жизненным вопросам - это святой долг церкви. Я думаю, что богобоязненность и любовь к традициям - это то, что может объединить Россию. Я не знаю фактов вмешательства церкви в дела государственные".

Почему именно сейчас, в разгар лета 2007 года, появилось это письмо? Все достаточно просто: уже с сентября этого года во все российские школы должен был бы войти во всеобщем и обязательном порядке предмет "Основы православной культуры", и можно только себе представить, что сделают люди, боящиеся этих трех слов, как смертного приговора. Главный противник введения ОПК в школы - сам министр образования Андрей Фурсенко и инициативная группа товарищей, готовящих программу управляемой Церкви через установления "Госоргана по делам религий". Да, это очень немного людей, и они выражают интересы очень небольшой части населения, и их время уходит в прошлое. Но именно поэтому они сейчас проявляют беспрецедентную активность.

Письмо десяти академиков-атеистов - это только первый залп той череды антицерковных пиар-акций, которые мы будем наблюдать в ближайшее время и которые призваны добиться только одного: не допустить, чтобы наши дети воспитывались в русской православной культуре, а наши потомки принадлежали к европейской христианской цивилизации. Им нужна другая культура и другая цивилизация.


Статья опубликована на сайте Russ.ru






А.Малер

Круг замкнулся


А.Лидов
Византийский
миф и
европейская
идентичность


игумен
Серапион
(Митько)

Предыстория
Катехона

Секция XX Рождественских образовательных чтений "Соотношение науки и веры" 25.01.2012

Встреча с богословом Александром Дворкиным
26.12.2011

Встреча с публицистом Сергеем Худиевым
25.11.2011



Презентация книги
Аркадия Малера 
"Константин Великий"
3.06.2011



Семинар СИНФО
"Почему религии нет места в современных СМИ?"
12.04.2011




Первый пленум
Межсоборного присутствия.
28.01.2011
.



Встреча
с Нелли Мотрошиловой,
зав. Историко-философского отдела ИФ РАН
8.04.2010



Научный семинар экспертной группы «Соотношение
науки и веры» Комиссии Межсоборного присутствия
по вопросам богословия.
ИФ РАН
25.03.2010



Первое заседание Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам богословия. ОВЦС. 24.02.2010



Первое пленарное заседание Синодальной Библейско-богословской комиссии в новом составе. ОВЦС.
8.12.2009



Встреча
с Алексеем Козыревым, историком русской философии, зам.декана философского факульета МГУ
19.06.2009



Встреча
с Модестом Колеровым, историком русской философии, редактором информагенства Regnum
30.05.2008



Встреча
с Петром Резвых, историком немецкой классической философии, доцентом Кафедры истории философии РУДН
28.03.2008




Встреча с Азой
Алибековной
Тахо-Годи.
Ноябрь 2007



Встреча
с Алексеем Лидовым,
византологом,
главой Центра восточно-христианской культуры.
29.06.2007



Встреча Клуба "Катехон"
с иерархами РПЦЗ, посвященная воссоединению Русской Церкви.
18.05.2007