katehon@mail.ru

АРХИВ






Константин Великий
(М., Вече, 2011)



Альманах
"Северный Катехон"II


Энциклопедия
"Россия: Православие"

Философская карта Арбата. Дом Лосева

















Аркадий Малер


Инок Филофей - идеолог Третьего Рима


          

Исследователи Псковского археологического центра нашли могилу инока Филофея среди погребений некрополя у собора Трех Святителей Спасо-Елеазаровского монастыря в Псковской области, откуда знаменитый старец писал свои послания в Москву. И хотя его письма посвящены очень разным вопросам, больше всего он известен свой идеей Третьего Рима, которую он изложил в известной фразе “два Рима пали, третий стоит, и четвертому не бывать…”

Нахождение могилы идеолога главной Русской Идеи – это знак нашего национального возрождения, к которому мы должны отнестись со всей ответственностью и, как минимум, вспомнить о значении его слов и о самой этой личности.

О Третьем Риме сегодня говорят очень многие, это словосочетание часто употребляют как сторонники русского духовного и политического укрепления, так и его противники. Но все ли могут точно объяснить, что означают эти слова и каково их происхождение? А ведь речь идет об идеи, лежащей в основе всего религиозно-политического самосознания Московской Руси и сохранившей свое основополагающее значение до сих пор.

Псковский инок Филофей родился в 1465 году, а умер в 1542 году – его жизнь пришлась на вторую половину XV – первую половину XVI века, эпоху стремительного возвышения Московского великого княжества, фактически превращающегося в новое православное царство. При его сознательной жизни Москва окончательно освободилась от Орды в 1480 году и начала интенсивно собирать русские земли – в 1485 году присоединилась Тверь, в 1510 году сам Псков, в 1514 году Новгород, в 1520 году Рязань, наконец, в 1523 году, когда он пишет свое послание о Третьем Риме, присоединилось Новгород-северское княжество. Через тридцать лет московские войска уйдут далеко на восток, присоединять Казань, Астрахань и Сибирь. Но у всего это процесса геополитического возвышения Московского государства должен был быть глубокий идеологический смысл, который в те времена мог быть только религиозным – Московская Русь должна была явить миру оплот православной цивилизации. Однако, столь монументальное задание не может быть следствием чего-то произвола, оно должно иметь твердые основания и, при этом, учитывать фактор колоссального внешнего и внутреннего сопротивления. Именно это хорошо понимал инок Филофей. Надо сказать, что в те времена многие европейские страны строили у себя нечто подобное Третьему Риму, вычисляя родословную своих монархов и придумывая искусственные преемственности, что хорошо видно по агрессивно-напыщенной геральдике многих мелких городов и княжеств. Но именно Московское великое княжество имело право называть себя Третьим Римом, но однако, очень долго, почти сто лет тянуло с тем, чтобы признать этот факт во всеуслышание. Почему? Есть много разных версий, но одна из них лежит на поверхности – русскому, восточнославянскому менталитету свойственна необычайная скромность, что очень хорошо видно по развитию иноческой культуры в Средневековой Руси. Но эта скромность иногда оборачивается ложным самоуничижением, когда русские, имея все права и возможности завить о своих преференциях, оставляют это другим. Так и сам инок Филофей писал о себе: “Аз сельский человек, учился буквам, а еллинских борзостей не текох, а риторских астроном не читах, ни с мудрыми философы в беседе не бывах, учуся книгам благодатного Закона, аще бы мощно моя грешная душа очистити от грех”. Между тем, если мы ознакомимся с текстами его посланий, то увидим, что европейской учености он весьма “текох” и риторскую науку весьма “читах”, иначе бы образованная элита Московского двора его просто бы не слушала, а она не только его слушала, но и обращалась к нему за советами, иначе бы мы о нем ничего не знали.

В ту эпоху, которая нам сейчас кажется глубоким Средневековьем, в Западной Европе уже давно наступил так называемый Ренессанс с его антихристианскими тенденциями и неоязыческими по сути, оккультными движениями, коих было очень много. И некоторые из них активно проникали в Россию, в основном, через балтийские земли и Новгород. Сейчас это может кому-то показаться большой новостью, но если бы не усилия таких выдающихся деятелей Русской Церкви как св. архиепископ Геннадий Новгородский и св. Иосиф Волоцкий, то эти синкретические движения победили в нашей стране, поскольку сами великие князья им благоволили. Даже некоторые церковные иерархи соблазнялись этими ересями, а для обсуждения их вызывали новых еретиков. Так с 1484 года в России активно пропагандировал свои идеи посланник папы римского, медик и астролог Николай Булев, ставший личным врачом самого великого князя Василия III . И хотя против него выступали даже такие авторитеты как св. Максим Грек, его влияние не уменьшалось. В итоге для того, чтобы разобраться с астрологическим учением этого человека, великокняжеский дьякон Михаил Григорьевич Мисюрь-Мунехин обращается к псковскому иноку Филофею, что свидетельствует об авторитетности самого старца для московского двора. В ответ на этот запрос, где-то на рубеже 1523-24 годов инок Филофей пишет свое знаменитое “Послание на звездочетцев” великокняжескому дьякону, имеющее несколько редакций. В этом послании православный инок категорически выступает против астрологии как ложного, еретического учения, объясняя азы христианского мировоззрения – не надо приписывать астрономическим явлениям добро или зло, иначе человек не ответственен за свою волю и нет смысла в Страшном Суде. Таким образом, инок Филофей продолжает антиоккультную полемику святителя Геннадия, преподобного Иосифа Волоцкого и преподобного Максима Грека. Это очень важно подчеркнуть – идея Третьего Рима была высказана в контексте догматической полемики против языческих лжеучений. Обличая увлечение астрологией и другие беды того времени, инок Филофей напоминает великокняжескому дьякону, а через него, соответственно, и самому великому князю, в какой уникальной исторической ситуации оказалась Русь и какая миссия на нее возложена, и почему тем более нужно держаться православной веры, а не отклоняться от нее.

Для того, чтобы понять теорию Третьего Рима, необходимо открыть основы религиозно-политической историософии христианской цивилизации, о которых напоминает сам Филофей. Восходит эта историософия к библейским книгам пророка Даниила (Дан 2:31-45), который в толковании сна вавилонского царя Навуходоносора пророчествует о четырех царствах, сменяющих друг друга во времени и последнее из которых будет уничтожено самим Господом. Отец Церкви II века, св.Ипполит Римский утверждал, что эти царства суть – Вавилонское, Персидское, Македонское и, наконец, Римское. При этом, очень важно заметить, что все эти царства – это не просто национальные монархии, это единственные на момент своего существования империи, претендующие на то, чтобы выражать всю мировую цивилизацию, весь мировой порядок как таковой. И как сами язычники-римляне, так и римские христиане жили с мыслью, что Рим будет стоять вечно, а значит, до конца времен. И не потому, что римляне такие сильные, а потому, что римский порядок – это и есть мировой порядок как таковой, сопротивляющийся мировому хаосу. В этом вечном Риме многие христиане угадали мистическую силу конца времен, удерживающую антихриста от его пришествия, о которой проповедовал апостол Павел во Втором послании к Фессалоникийцам (2:7). А когда в IV веке Рим принял Христианство как государственную религию, то идея Рима как “удерживающего”, по-гречески “катехона”, стала напрямую высказываться богословами, например, св.Иоанном Златоустом.

Христианская Римская Империя – это основа христианской европейской цивилизации и, вместе с этим, её идеал. Однако западная часть Римской империи пала, а сами латиняне ушли в католическую ересь и поэтому православным “катехоном” стал Новый Рим, Константинополь, центр империи ромеев, которую как раз во времена инока Филофея итальянские ученые пренебрежительно назвали “Византией” по имени города Византий, на месте которого появился Константинополь. Византия существовала более тысячи лет, именно от нее Русь получила православную веру, но в 1453 году Константинополь пал под натиском турок-мусульман. Многие богословы и среди них сам Филофей прямо указывали на то, что Византия пала потому, что уклонилась в католическую ересь на Флорентийской унии 1439 года. Разумеется, причин падения Византии было много, но с чисто богословской точки зрения не было большего греха, чем принятие ереси и именно за это поплатились ромеи. Для всего православного мира падение Византии было космической катастрофой – пал “катехон”, удерживающий, а значит, вот-вот наступят времена антихриста. Поэтому в ту эпоху апокалипсические настроения и предсказания были в большой моде и ренессансная астрология только подогревала их. Сам Николай Булев распространял западные лжепророчества о том, что в 1524 году должен наступить новый всемирный потоп и находились те, кто верил ему, хотя достаточно было знать Библию, чтобы помнить обещание Господа никогда больше не посылать потоп на землю (Быт 9:11). Так что Филофей писал свое послание тогда, когда многие люди в России, а еще больше на Западе, готовились к потопу. И вот в этой атмосфере инок Филофей напоминает, что вообще-то Новый Рим никуда не исчез, что в мире ещё есть одна независимая православная страна, и это сама Великая Русь. Впрочем, вряд ли до Филофея никто на Руси и даже за ее пределами не мог догадаться об этом. Ведь Московская Русь не просто была единственной независимой православной страной – она напрямую наследовала Второму Риму: в 1472 году великий князь Иоанн III венчался на племяннице последнего византийского императора Константина XI Софии Палеолог, чем закрепил династическое преемство Палеологов и Рюриковичей. После этого Иоанн III , успевая увлекаться упомянутыми учениями, пришедшими с запада, в то же время абсолютно сознательно строит Московскую Русь как новую Византию: перенимает у Византии двуглавого орла, символ христианской империи; водружает ему на грудь герб Москвы; в 1485-1515 годах итальянские архитекторы строят Кремль по византийским образцам. И конечно, самого великого князя уже называют “государем”, хотя официальное провозглашение царства будет только при Иоанне IV в 1547 году. А до этого именно инок Филофей впервые назвал великого князя Иоанна IV “царем” в своем послании к нему в 1542 году: “Видиши ли, избранниче Божии, яко вся христианская царства потопишася от неверных, токмо единаго царя Иоанна Васильевича государя нашего царство благодатию Христовою стоит”.

Следовательно, когда Филофей провозгласил “два Рима пали, а третий стоит, а четвёртому не быть”, он высказал мысль, которая давно уже должна была овладеть умами московской элиты. Но у подобной идеи, как всегда, могли быть и противники – это и прямые враги самого православия, и противники усиления России, и сомневающиеся во всех земных делах “нестяжатели”, противопоставляющие духовную и политическую крепость страны. Но когда читаешь послания Филофея, то видишь, что он под Третьим Римом имел в виду как вероучительную силу, так и совершенно конкретную, политическую силу российской державы. Ибо какой смысл называться Третьим Римом без Третьей Римской империи?

Многие задают законный вопрос – а насколько обязательно для православного человека придерживаться идеи инока Филофея? Как и любая религиозно-политическая теория, идея Третьего Рима не является догматом, это лишь устоявшееся богословское мнение (“теологумен”), своего рода богословское пожелание, и его можно утверждать так же, как и отрицать. Однако этот теологумен не был лишь частным пожеланием одного инока, он опирался на твердые исторические факты – преемство от Византии к Московской Руси и авторитетную богословскую традицию, основанную на Священном Писании и Священном Предании. Более того, как бы это ни было удивительно для ее противников, но эта идея получила официальное закрепление в церковных документах. В 1589 году, при царе Феодоре Иоанновиче, в Москве было установлено Патриаршество, которое по логике событий должно было утвердиться уже вместе с царством, если не раньше. И именно в Уложенной грамоте Поместного Собора 1589 года на установление Патриаршества, подтвержденной печатью Константинопольского Патриарха, звучат слова о Третьем Риме. Слова грамоты сильно напоминают послания Филофея и именно с этого момента стали говорить именно о “Москве – Третьем Риме”.

Смысл идеи Третьего Рима состоит в том, что Россия, как наследник Византии, обладает универсальной, вселенской миссией Православной Империи, которая должна, с одной стороны, быть оплотом православной веры, а, с другой стороны, способствовать распространению этой веры по всему миру. У Филофея уже был предшественник – это киевский митрополит Иларион в XI веке, автор “Слова о Законе и Благодати”, который пророчествовал об уникальной христианской миссии Руси. Но тогда, когда пророчествовал св.Иларион, православная Русь только возникла и не было никаких гарантий, что она не останется маленьким Киевским княжеством, не исполнившим своё предназначение. Инок Филофей же писал в совсем другую эпоху, когда идея русской миссии получила конкретное историческое обоснование – падение Византии и венчание московского князя на византийской принцессе, из чего логически должно было следовать утверждение Царства и Патриаршества. Далеко не все страны и народы, мягко говоря, обретают такие возможности. Но инок Филофей намекал государю, что обретение этой миссии – повод не для гордости, а для еще большего утверждения в вере.

Идея Третьего Рима – это единственная идея, обосновывающая суверенитет и могущество России с точки зрения религиозных универсалий: в этой идее снимается вечная оппозиция вселенского и национального, духовного и политического, церковного и имперского. И какие бы национальные идеи сегодня мы ни придумывали для России, если мы хотим остаться христианами, то у нас не будет другого пути, кроме как возвращаться к этой единственно логичной идеи Третьего Рима. С эпохи Филофея прошло пятьсот лет, за это время Россия успела пережить много кардинальных изменений и войн, даже десятилетия государственного атеизма, но она так и осталась самой большой, несопоставимо большой и сильной православной страной в мире – “стержневой страной” православной цивилизации по определению Самуэля Хантингтона. И поэтому актуальность теории инока Филофея о Третьем Риме будет только возрастать, и было бы весьма полезно нашей государственной элите, как в духовном, так и в политическом смысле открыть это имя и услышать его призывы.

Cтатья опубликована на сайте Rus-obr.ru







А.Малер

Круг замкнулся


А.Лидов
Византийский
миф и
европейская
идентичность


игумен
Серапион
(Митько)

Предыстория
Катехона

Секция XX Рождественских образовательных чтений "Соотношение науки и веры" 25.01.2012

Встреча с богословом Александром Дворкиным
26.12.2011

Встреча с публицистом Сергеем Худиевым
25.11.2011



Презентация книги
Аркадия Малера 
"Константин Великий"
3.06.2011



Семинар СИНФО
"Почему религии нет места в современных СМИ?"
12.04.2011




Первый пленум
Межсоборного присутствия.
28.01.2011
.



Встреча
с Нелли Мотрошиловой,
зав. Историко-философского отдела ИФ РАН
8.04.2010



Научный семинар экспертной группы «Соотношение
науки и веры» Комиссии Межсоборного присутствия
по вопросам богословия.
ИФ РАН
25.03.2010



Первое заседание Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам богословия. ОВЦС. 24.02.2010



Первое пленарное заседание Синодальной Библейско-богословской комиссии в новом составе. ОВЦС.
8.12.2009



Встреча
с Алексеем Козыревым, историком русской философии, зам.декана философского факульета МГУ
19.06.2009



Встреча
с Модестом Колеровым, историком русской философии, редактором информагенства Regnum
30.05.2008



Встреча
с Петром Резвых, историком немецкой классической философии, доцентом Кафедры истории философии РУДН
28.03.2008




Встреча с Азой
Алибековной
Тахо-Годи.
Ноябрь 2007



Встреча
с Алексеем Лидовым,
византологом,
главой Центра восточно-христианской культуры.
29.06.2007



Встреча Клуба "Катехон"
с иерархами РПЦЗ, посвященная воссоединению Русской Церкви.
18.05.2007