katehon@mail.ru

АРХИВ






Константин Великий
(М., Вече, 2011)



Альманах
"Северный Катехон"II


Энциклопедия
"Россия: Православие"

Философская карта Арбата. Дом Лосева

















Аркадий Малер

Императив москвоцентризма

Странная идея переноса Конституционного cуда в Санкт-Петербург неожиданно начала воплощаться в жизнь, но многие члены самого КС уже выражают вполне ожидаемое недовольство по этому поводу. И сторонники, и противники этого проекта обычно обсуждают все что угодно, кроме самого главного - глубинного идеологического смысла такого хода. Это и понятно: город Петербург действительно находится в очень тяжелом состоянии, его климатическое и географическое положение вообще представляет реальную опасность для его жителей, наконец, сами судьи оказываются фактически отрезанными от центральной власти, что заставляет задуматься о параллельных политических причинах этой инициативы.

Инфраструктура города действительно находится на очень низком, фактически провинциальном уровне, об этом знают все, кто своими ногами походил по его улочкам и закоулочкам, причем в самом центре. Постоянная мобильная работа в городе вообще крайне затруднительна: одно среднее наводнение парализует работу центра на сутки, уже не говоря о том, что по известным и вполне объективным причинам по ночам город раскалывается на ничем не связанные отдельные части.

В территориальном плане так называемая Северная столица находится на почти открытой государственной границе, весьма удобной для любой интервенции с Запада. Вот хотя бы по этим очевидным параметрам не то что столица, а вообще любая инстанция федерального значения в городе Петербурге находиться не может.

Здесь, конечно, можно услышать вполне предсказуемое возражение: ведь Конституционный суд не федеральная служба безопасности и предполагает весьма медленный и размеренный темп работы. Но в том-то все и дело, что ревнители идеи сослать служителей Фемиды "на берега пустынных волн" вовсе не собираются останавливаться на КС, а хотят перенести туда как можно больше столичных полномочий, включая, возможно, и Федеральную службу безопасности. При этом, как бы ни исполнялся этот "бледный город" новой политической мифологией, случаев массового исхода москвичей в Питер не наблюдается, а наблюдается как раз явное и неявное стремление самих петербуржцев переехать на постоянное место жительства в Первопрестольную, и само по себе это желание вполне понятно.

Интересно обратить внимание на то, что даже в "петербуржскую" эпоху русской истории Москва по всем вышеизложенным причинам оставалась для жителей города на Неве весьма привлекательным местом, где можно нормально жить и работать. Так же и сейчас: зачем высокопоставленным москвичам кидать свой город, к тому же столицу государства, и уезжать туда, откуда многие почему-то едут в саму Москву?

Между тем причина переноса КС в Питер может иметь совершенно иные смыслы, чем те, которые лежат на поверхности: желание части питерской элиты действительно вернуть туда столицу и по меньшей мере шантажировать этим стремлением Москву. Если все дело, как можно надеяться, ограничится Конституционным судом, то тогда этот перенос может означать не более чем ссылку - понижение статуса КС в сознании российских граждан в рамках общей линии на пересмотр Конституции как таковой.

Действительно, наша Конституция несовершенна, и разговоры о необходимости ее реформы идут давно, но если раньше никаких сигналов по этому поводу не было, то сегодня либеральная оппозиция постоянно упрекает власть в нарушении Основного закона, так что этот институт государства у нас не совсем стабилен. И если какая-то из башен Кремля на самом деле задумала изменить главный документ страны, то нет ничего лучше, чем начать с профанации этой темы в сознании граждан, прежде всего путем девальвации статуса Конституционного суда до уровня провинциального учреждения. Так что нашим конституционалистам имеет смысл задуматься о политических последствиях этого странного новоселья. Сотрудники КС в первую очередь теряют возможность находиться в постоянном прямом контакте с другими ветвями власти, а также чувствовать себя властью вообще. Власть обретается в столице, тем только и отличается столица от нестолицы.

Но это все полбеды, тема переноса ряда столичных функций в Петербург несет за собой гораздо более серьезные проблемы, чем вопрос доступности одной ветви власти для другой. Территориальное положение столицы - это одно из основных символических свидетельств подлинной идеологии государства. Тот тип современного либерального государства, который установился в нашей стране с 1991 года, вообще не предполагает никакой идеологии, кроме желания раствориться в "мире без границ", и прежде всего без границ ценностных. Однако даже в либеральном государстве есть вещи, от которых никуда не денешься и которые напрямую выражают его доминантную идеологию, - флаг, герб, гимн, столичный город.

Москва является столицей России не потому, что так кому-то хочется, а потому что других вариантов здесь быть не может: это естественный, органический, цивилизационный центр России. Это, кстати, прекрасно понимал Ленин, которому, при всем его "подонстве", невозможно отказать в демоническом чутье: он понимал, что власть большевиков по определению незаконна в сознании русского народа и поэтому ее нужно как-то оправдать. Конечно, он перенес свое правительство в Москву по всем тем причинам, о которых я уже оговорил. Петербург объективно не мог быть нормальной столицей воюющего государства, но здесь был и более глубокий, прагматический смысл - он понимал, что именно Первопрестольная является главным городом страны в сознании большинства русских. По этой же причине Александр Македонский в свое время перенес столицу империи в Вавилон, который для всей месопотамской ойкумены был местом законной власти. И Наполеон, когда хотел стать подлинным монархом в глазах русских, пошел походом именно на Москву, а не на Петербург.

Поэтому любая власть в России, которая захочет реально управлять русским народом, неизбежно будет утверждать свою столицу именно в Москве - и если, не дай бог, очередное изгнание власти из Москвы произойдет, рано или поздно она вернется на свое законное место. Таким образом, не наличие формальной власти делает наш город столицей, а сама Москва делает любую власть подлинно легитимной - это закон русской политической географии.

Надеюсь, нет смысла подробно объяснять почему. Это известно любому, кто минимально интересовался историей России. Именно Москва создала Россию как единое централизованное государство, и вся дальнейшая пульсация российского геополитического пространства проходила именно вокруг Москвы. В этом плане роль трех московских Иванов - Калиты, Ивана III Великого и Ивана IV Грозного - куда значимее любого из петербуржских кесарей. Для православно-державного самосознания русских Москва вообще является выражением категории национальной идеи - ибо именно этот город стал законной столицей православного мира после падения Византии.

Идеологема "Москва - Третий Рим" - это основа основ любой русской национальной историософии, и все попытки создать нечто альтернативное всегда возвращаются к этой основе. Апофеозом этой идеи было утверждение в Москве патриархата в 1589 году, и в этом плане для православных Москва уже навсегда останется подлинной столицей - светскую власть перенести возможно, но патриаршая власть остается на месте. Отсюда фундаментальный, исторический централизм нашего государственного устройства - для других стран возможен иной путь, но Россия относится к строго централизованным странам. В Западной Европе подобной страной является Франция, где именно Париж был и остается универсальным центром всего государства. Обратным примером служит Германия, где полицентрическое положение страны отвечает ее объективным историческим обстоятельствам. Поэтому и ссылка на Германию, где Конституционный суд находится в городе Карлсруе, применительно к России глубоко неадекватна - Россия не делится, как Германия, как минимум на две конфессиональных зоны, у нас нет для этого никаких оснований.

Москва XV-XVII веков - это уже имперская столица, потому что со всех точек зрения, и прежде всего с православной, Московская Русь уже была империей. Однако катастрофы XVII века, который при ином повороте событий мог бы стать "золотым веком" русской истории, привели к тому, что группа иноземных аферистов во главе с ненавидящим Москву и все русское прошлое Петром довели катастрофу до конца, отрекшись от Первопрестольной, перенеся столицу в город на западных болотах и отменив само патриаршество. Поэтому перенос столицы из Москвы в Петербург сегодня - это геополитический аналог отмены патриаршества, строго антицерковное и антинациональное преступление.

Но Романовы все-таки были православными царями и поэтому, сохраняя свою резиденцию в синодальном Питере, венчаться на Царство все равно ездили в Москву, не говоря уже о том, что неизбежная оппозиция между Москвой и Петербургом всегда была оппозицией между подлинно русским, православным, "славянофильским" центром и цитаделью западничества и секуляризма. Заметим при этом, что политическое отрицание Петербурга как псевдостолицы совершенно не связано с культурно-эстетическим неприятием этого города. Ведь что мы любим в Петербурге? Если бы этот город действительно оставался городом Петра, то это был бы только скучный и серый Заячий остров с убогими окрестностями. Но после смерти Петра каждый император пытался по-своему вернуться к русскому, "московскому", подлинно имперскому архетипу, преодолевая петровское западничество.

Поздние Романовы уже должны были вернуть патриаршество и вернуть столицу в Москву, но они этого не сделали, и болезненная история Петербурга кончилась тем, чем только и могла кончиться в этой ситуации, - 1917 годом. "Петербургу быть пусту", - пророчествовали русские мыслители от Евдокии Лопухиной до Достоевского. И то, что произошло с этим городом в ХХ веке, превратившимся из города имени святого в город имени демона, во многом его законный исход, наказание и искупление.

В чем же тогда сегодня смысл возвращать этому городу какие-либо столичные функции? Этот город выражает собой вполне конкретную идеологическую и геополитическую ориентацию - на Запад и только на Запад. Он может быть хорошим форпостом Российского государства на берегах Балтики, реальным и символическим напоминанием всем нам об определенном периоде нашей истории, в конце концов, об определенном и вполне законном аспекте нашей российской цивилизации, но никак не столицей. Тем более бессмысленно и кощунственно называть его "имперской столицей", ибо что же тогда Москва, реально создавшая Россию как империю континентальных масштабов?

Когда же нам говорят, что все дело лишь в попытке помочь Петербургу в материальном отношении, то это вообще смешно. Для того чтобы такой город, как Петербург, стал богатым и ухоженным, совершенно не обязательно нагружать его федеральными функциями. Хочется сказать: меньше воруйте, может, что-нибудь у вас там на берегах Невы и изменится к лучшему.

У города, где есть Эрмитаж и Русский музей, всегда будут основательные дивиденды как из центра, так и из-за рубежа, об этом вообще можно не беспокоиться, лишь бы самим городом управляли люди, которые любят его и думают о нем и его жителях, а не о том, как бы лишний раз урвать что-то у Москвы, а еще лучше перенести Москву к себе. Почему нужно думать именно о благополучии Петербурга? Ведь в истории России были города, сыгравшие колоссальную культурную и цивилизационную роль и при этом, в отличие от Питера, только укрепляющие национально-историческую идентичность страны, - Владимир, Суздаль, Ярославль, Псков, Новгород; крупнейшие центры Поволжья - Нижний Новгород, Астрахань, уральский Екатеринбург; наконец, великие города Сибири и Дальнего Востока. Обратим внимание: желание присвоить себе звание второй, если не единственной столицы в этой ситуации исходит именно из Питера, что говорит о постоянном стремлении его властей вернуть себя эфемерное право "четвертого Рима", которому, как известно, "не быти".

Правда, справедливости ради нужно сказать, что кроме петербуржской, западнической, ориентации есть еще не менее деструктивная и едва ли не набирающая силу восточная, "азиопская", ориентация перенести столицу в Казань или куда подальше, но пока прямой опасности такого поворота нет. В этом плане столица в Москве - залог срединного, подлинно русского пути нашей цивилизации, пути Третьего Рима, избегающего уклонения в либеральное, секулярное западничество и тоталитарное, языческое восточничество. Москвоцентризм - это константа исторической стабильности России, а следовательно, и вопроса о преемстве легитимной власти. И поэтому все наши политические войны - это войны за Москву, вокруг Москвы или против Москвы. И отступать в этих войнах некуда, позади - Москва.


Статья опубликована в "Русском Журнале".







А.Малер

Круг замкнулся


А.Лидов
Византийский
миф и
европейская
идентичность


игумен
Серапион
(Митько)

Предыстория
Катехона

Секция XX Рождественских образовательных чтений "Соотношение науки и веры" 25.01.2012

Встреча с богословом Александром Дворкиным
26.12.2011

Встреча с публицистом Сергеем Худиевым
25.11.2011



Презентация книги
Аркадия Малера 
"Константин Великий"
3.06.2011



Семинар СИНФО
"Почему религии нет места в современных СМИ?"
12.04.2011




Первый пленум
Межсоборного присутствия.
28.01.2011
.



Встреча
с Нелли Мотрошиловой,
зав. Историко-философского отдела ИФ РАН
8.04.2010



Научный семинар экспертной группы «Соотношение
науки и веры» Комиссии Межсоборного присутствия
по вопросам богословия.
ИФ РАН
25.03.2010



Первое заседание Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам богословия. ОВЦС. 24.02.2010



Первое пленарное заседание Синодальной Библейско-богословской комиссии в новом составе. ОВЦС.
8.12.2009



Встреча
с Алексеем Козыревым, историком русской философии, зам.декана философского факульета МГУ
19.06.2009



Встреча
с Модестом Колеровым, историком русской философии, редактором информагенства Regnum
30.05.2008



Встреча
с Петром Резвых, историком немецкой классической философии, доцентом Кафедры истории философии РУДН
28.03.2008




Встреча с Азой
Алибековной
Тахо-Годи.
Ноябрь 2007



Встреча
с Алексеем Лидовым,
византологом,
главой Центра восточно-христианской культуры.
29.06.2007



Встреча Клуба "Катехон"
с иерархами РПЦЗ, посвященная воссоединению Русской Церкви.
18.05.2007