katehon@mail.ru

АРХИВ






Константин Великий
(М., Вече, 2011)



Альманах
"Северный Катехон"II


Энциклопедия
"Россия: Православие"

Философская карта Арбата. Дом Лосева

















Елена Малер-Матьязова

Проект болгарского «альтернативного синода»

Начало наступившего 2009 года для Болгарской Православной Церкви было ознаменовано обострением конфликта между Священным Синодом БПЦ и отколовшейся от него группой раскольников - или так называемым «альтернативным синодом». Это обострение было вызвано появившимся заявлением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который, рассмотрев иск «альтернативного синода», занял сторону раскольников, официально назвал эту структуру «Священным Синодом Болгарской церкви»; а также осудил Болгарию за «нарушение свободы вероисповедания», заявил о «незаконности» законодательного признания Болгарской Церкви единственным легитимным церковным институтом и обязал государство выплатить «альтернативному синоду» денежную компенсацию в размере 8 тысяч евро.

Естественно, заявленная позиция Европейского суда по правам человека не могла не вызвать недоумение. На каком основании европейские судьи считают возможным вмешиваться в дела Поместной церкви? Почему они считают возможным диктовать суверенному государству, какую из существующих на его территории церквей следует или не следует считать «легитимной»?

В ответ на абсурдное решение ЕСПЧ в начале 2009 года группа известных болгарских ученых и деятелей культуры направили Патриарху БПЦ Максиму «открытое письмо», в котором выразили поддержку каноничной Болгарской Церкви и резко выступили против вмешательства в ее внутренние дела международных институций. Ситуация, сложившаяся вокруг Болгарской Церкви, обсуждалась 6 февраля в Москве на самом высшем уровне при встрече президента Болгарии Георгия Пырванова с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, на которой болгарский лидер выразил надежду на помощь Московского Патриарха в преодолении раскола. А только что, 11-12 марта в Софии прошло рабочее Всеправославное Совещание, на котором была подвергнута критике позиция Европейского суда и обсуждены пути разрешения болгарского внутрицерковного конфликта. Очевидно, что возникшая ситуация будет иметь последствия не только для Болгарской Церкви, но и для всей православной цивилизации, столкнувшейся с новой очень и опасной практикой «международной» поддержки всевозможных расколов и меньшинств.


«Мятеж трех митрополитов»

Болгарский «альтернативный синод» возник в результате церковного раскола, произошедшего, а если точнее – организованного в 1992 году. Тогда часть иерархов Болгарской Церкви объявила о незаконности произошедшего еще в 1971 году избрания Патриарха Максима, который, по их мнению, был не избран, а «поставлен» социалистическим правительством и был «агентом КГБ». Тогда самые радикально настроенные иерархи вышли из состава Св. Синода и провозгласили о создании «альтернативного синода», главой которого был избран митрополит Пимен, а после его смерти – епископ Иннокентий.

Этот, казалось бы, внутрицерковный процесс был напрямую связан с начавшейся после падения коммунистического режима демократизациейБолгарии, с проведением политических реформ, которые затронули и церковную сферу. Именно тогда со стороны целого ряда как светских, так и церковных деятелей появились проекты по радикальному «реформированию» Болгарской Церкви и «преодолению» ее «пророссийского идеологического вектора». Так, уже в 1989 году иеромонах Болгарской Церкви Христофор Сыбев заявил о необходимости создания «нового демократического Синода» и для достижения этой цели основал Комитет защиты религиозных прав, который, несмотря на протест священноначалия Болгарской Церкви, в конце 1989 года получил государственную регистрацию. А в следующем 1990 году была опубликована статья священника и профессора канонического права Радко Поптодорова, содержащая прямые обвинения Болгарского Синода в сотрудничестве с коммунистической властью и критику выборов Патриарха Максима в 1971-м.

Реальным же намечающийся церковный раскол стал в 1991 году, после победы на парламентских выборах в Болгарии Союза демократических сил (СДС), главной политической опоры раскольников. Одним из депутатов СДС стал тот самый иеромонах Христофор Сыбев, заявлявший о необходимости создания «нового демократического Синода». Он создал и возглавил Парламентскую комиссию по делам вероисповеданий, на которой в 1992 году был поднят вопрос о легитимности выборов Патриарха Максима, а затем рассмотрен и поддержан Дирекцией по вероисповеданию при Совете Министров. В результате их совместной деятельности на имя Священного Синода вскоре поступило специальное постановление Дирекции, в котором Патриаршие выборы 1971 года были названы незаконными, а Патриарх Максим – нелегитимным и низложенным. Таким образом, в мае 1992 года был создан болгарский «альтернативный синод»; его наместником был избран Неврокопский митрополит Пимен; в состав этого Синода вошли пять из тринадцати правящих архиереев, главными из которых были, помимо Пимена, митрополит Старозагорский Панкратий и Врачанский Калинник, в связи с чем произошедший церковный раскол называют «мятежом трех митрополитов».

При этом большинство архиереев Болгарской Церкви, естественно, не поддержали это постановление и «низложение». И в июле 1992 года Болгарским Синодом был созван Архиерейский Собор, который осудил семерых клириков, учинивших церковный раскол. Причем митрополиты Пимен, Панкратий, Калинник, Стефан и епископы Антоний и Галактион были лишены сана, а главный организатор раскола иеромонах Христофор Сыбев – лишен сана и отлучен от церкви. С этого времени и началось многолетнее современное противостояние «альтернативного синода» и каноничного Священного Синода Болгарской Церкви.

«Карманная церковь» партии СДС

Дальнейшая история «альтернативного синода» более чем показательно демонстрирует его политическую сущность и идеологическую основу. Созданный как политический проект, в угоду конкретным идеологическим целям, «альтернативный синод» в дальнейшем будет полностью зависеть от политической ситуации, не раз менявшейся за последующие 1990-е и 2000-е годы. С 1992 по 1994 гг. раскольники чувствовали себя прекрасно, поскольку СДС оказывал всестороннюю поддержку «альтернативному синоду» и проводил откровенно враждебную политику по отношению к канонической Болгарской церкви. Вплоть до того, что в 1994 году член СДС мэр Софии Александр Янчулев зарегистрировал раскольнического митрополита Иннокентия как митрополита Софийского. Но в конце 1994 года ситуация резко изменилась. Пошли выборы, к власти пришло новое правительство Светослава Шиварова. Согласно воззрениям нового премьера единственной канонической православной церковью в Болгарии являлась Болгарская Церковь Патриарха Максима; тогда как проект по созданию второй, «альтернативной» болгарской церкви, противоречил национальным интересам Болгарии.

Возникшие неблагоприятные обстоятельства заставили болгарских раскольников искать поддержки извне, которую они нашли в лице подобной им «церковной организации» – раскольнического «киевского патриархата». В июне 1996 года наместник болгарского «альтернативного синода» Пимен посетил Киев и совершил совместное богослужение с отлученным от канонической Церкви «киевским патриархом» Филаретом Денисенко. А затем, в июле 1996 года, болгарские раскольники провели с Софии свой «церковно-народный собор», на котором был утвержден новый «устав» и избран «патриарх» – им стал митрополит Пимен, в интронизации которого Филарет Денисенко принял участие. Тогда же новоявленный псевдо-патриарх Пимен был отлучен от Церкви Собором БПЦ, прошедшим в июле 1996 года. А Дирекция по вероисповеданию, в ответ на поданное им прошение, отказала Пимену в регистрации как «главы» Болгарской Церкви, и предоставила государственную регистрацию Священному Синоду Патриарха Максима.

Но уже во второй половине этого же 1996 году ситуация вновь кардинально изменилась, и снова в результате политических перемен, связанных с победой на президентских выборах 1996 года кандидата СДС Петра Стоянова. Свою президентскую присягу Стоянов демонстративно произнес в присутствии «псевдо-патриарха» Пимена. А в марте следующего 1997 года была отменена государственная регистрация Священного Синода Патриарха Максима, и каноническая Болгарская православная церковь вновь оказалась в гонимом положении.

В 1998 году в Софии было созвано Всеправославное Совещание для поддержки канонической Церкви Патриарха Максима. Представителями шести поместных Православных Церквей была обсуждена история и причины возникновения болгарского церковного раскола; был жестко осужден «альтернативный синод» и оказываемая ему поддержка со стороны политических сил, позволивших антиканоничное вмешательство во внутреннюю церковную политику.

Во время работы Совещания, со стороны раскольников была предпринята попытка вернуться в состав канонической церкви, как вскоре выяснилось, для реализации своих прежних планов. Так, на рассмотрение Совещания была передана декларация о раскаянии от лица всех находящихся в расколе иерархов и клириков, в том числе и псевдо-патриарха Пимена. И Совещание постановило принять всех раскаявшихся раскольников в церковное общение в сущем сане, после чего было заявлено об «упразднении из жизни и памяти Святейшей Болгарской Церкви образованной в 1992 году схизмы». Надо сказать, что само это решение вызвало серьезные разногласия, поскольку, по мнению многих участников, принятие всех раскаявшихся раскольников в сущем сане и признании всех совершенных ими хиротоний действительными было слишком снисходительным решением. По мнению представителей большинства Православных Церквей, и в первую очередь РПЦ, раскольники, изверженные из сана и отлученные от Церкви, должны были бы войти в клир Церкви через совершение канонических рукоположений. Именно такая позиция была изложена Синодом РПЦ. Однако на «мягком» решении «ради скорейшего уврачевания раскола» настоял Константинопольский Патриарх, и оно было принято.

Тем не менее, эта попытка преодолеть раскол не увенчалась успехом. Примирительный шаг со стороны раскольников был связан с получением возможности осуществления своих прежних планов – прежде всего, отставки Патриарха Максима, которой они требовали в обмен на свое «раскаяние» и возвращение в церковное лоно. В этом же 1998 году, по их инициативе был созван срочный внеочередной «Церковно-Народный Собор», активно поддержанный Болгарским правительством, на котором было принято решение об отставке Патриарха Максима и новый церковный устав. Естественно, решения этого Собора не были приняты Патриархом Максимом и его Синодом, а значит, вновь в полной мере был продемонстрирован существовавший все это время церковный раскол. В 2000 году болгарские раскольники, с 1999 года управляемые Иннокентием, преемником Пимена, получили серьезную поддержку со стороны государства. Высший административный суд Болгарии вынес специфическое решение по толкованию Положения о регистрации религиозных организаций. Согласно определению, вынесенному судом, «граждане Республики Болгария, которые не желают находиться в общении с Патриархом Максимом, имеют суверенное право отделиться от религиозной общины, руководимой этим Патриархом, и создать самостоятельную Церковь». Таким образом, под названием «Болгарская Православная Церковь» могла быть зарегистрирована какая угодно религиозная организация, в том числе и в первую очередь – уже существующие раскольники. Это решение болгарского суда в еще большей степени закрепило позиции «альтернативного синода».

Антироссийский идеологический подтекст

Очевидно, что этот раскол был не какой-то досадной исторической случайностью, а результатом выстроенной и запланированной политики. Речь идет о чисто политическом решении, продиктованном новой политической идеологией прозападного Болгарского правительства. «Альтернативная церковь» создавалась при непосредственной поддержке соответствующей прозападной политической партии – Союза демократических сил. Ее членом был главный организатор раскола иеромонах Христофор Сыбев; в ее официальных партийных мероприятиях регулярно принимал участие «альтернативный патриарх» Пимен; а во время проводимой СДС перерегистрации болгарских религиозных общин именно за раскольниками было закреплено название «Болгарская православная церковь». Только благодаря заинтересованной в «альтернативном синоде», а в каком-то смысле и создавшем его СДС, маргинальная позиция нескольких клириков была раздута в якобы целое альтернативное церковное направление. Только благодаря поддержке этого демократического Союза, путем самозахвата, у этой раскольнической группировки появились свои приходы. К примеру, по решению районного прокурора города Благоевграда Неврокопской епархии, раскольникам был передан даже городской кафедральный собор, из которого каноничное духовенство и правящий митрополит были силой выброшены группой вооруженных людей, нанятой раскольниками. Реальный же вес раскольников в Болгарии очень низок: если всего в стране насчитывается около 2 600 церквей и 120 действующих монастырей, то «альтернативному» синоду принадлежат около 250 храмов...

Именно об этом на прошедшем в 2001 году Церковно-народном Соборе БПЦ заявил Патриарх Максим, прямо сказав, что вся полнота ответственности за раскол лежит на правившем до последнего времени в Болгарии Союзе демократических сил и лично бывшем президенте республики Петре Стоянове, премьер-министре Иване Костове и мэре Софии Стефане Софиянском. Именно эта партия, по убеждению Патриарха, позволила раскольникам пройти регистрацию и присвоить себе наименование «Болгарская Православная Церковь» и, как следствие, захватить церковную недвижимость. Мотивация же самого Союза демократических сил более чем очевидна: ведь главным вектором его политики была радикальная демократизация, размежевание с социалистическим прошлым и, главное, – с Россией, в обмен на так желаемое сближение с западными странами и международными институтами. И конечно, принципиальным пунктом этой программы была идеологическая переориентация Болгарского православия с традиционно пророссийского – на новый прозападный курс. Поскольку, по мнению представителей СДС, Болгарская православная церковь, в ее прежнем «состоянии», являлась одним из основных институтов пророссийской идеологии и московского влияния.

Эта идеологическая переориентация должна была быть осуществленалюбыми возможными способами – даже путем признания канонического Синода и Патриарха нелегитимными, несмотря на грубейшие нарушения. Начиная с элементарного истечения срока давности осуждаемых ими выборов Патриарха 1971 года, и заканчивая элементарным отсутствием у такого государственного института, как Дирекция вероисповеданий, полномочий низлагать Предстоятеля Церкви и создавать новую «церковную структуру».


Идеологический поворот

После десятилетия торжества поддерживаемых правительством церковных раскольников, с 2001 года ситуация наконец-то изменилась в пользу канонической Болгарской православной церкви. Это было связано с победой на парламентских выборах 2001 года новой политической силы – Национального движения «Симеон Второй», избранием нового премьер-министра Симеона Сакскобургготского (сына последнего болгарского царя Бориса) и президента Георгия Пырванова, на этот раз кандидата от социалистической партии. И новый президент, и премьер сразу же заявили о своей поддержке канонической Болгарской Церкви и приняли свои присяги в присутствии Патриарха Максима.

Вопросом первой важности для Священного Синода было получение БПЦ государственной регистрации. Поэтому, на прошедшем в 2001 году V Церковно-народном Соборе Патриарх Максим заявил о возможности преодоления раскола через принятие нового закона «О вероисповеданиях» и проведение перерегистрации всех религиозных объединений; и выразил надежду на принципиальное улучшение церковно-государственных отношений в связи с позициями новоизбранной власти. И в 2002 году БПЦ наконец-то получила государственную регистрацию: Дирекция вероисповеданий, во главе которой встал декан Богословского факультета Софийского университета Иван Желев, восстановила государственную регистрацию Патриарха Максима как главы Болгарской Церкви. А в следующем 2003 году вступил в силу принятый парламентом новый Закон о вероисповеданиях, который признавал недопустимым существование более чем одного юридического лица с одним и тем же наименованием. А главное: по этому закону только каноническая Болгарская Церковь имела право пользоваться находящимися на территории Болгарии православными храмами, в том числе теми, которые были захвачены раскольниками. После чего болгарской прокуратурой деятельность раскольников была признана не соответствующей новому закону и Иннокентию было предложено отказаться от незаконно захваченного имущества Болгарской Церкви и зарегистрироваться с новым названием.

В 2004 году, на основе нового религиозного законодательства и в соответствии с решением суда, болгарская полиция одновременно закрыла и опечатала около 250 захваченных раскольниками православных храмов по всей стране. А после распространенного Священным Синодом БПЦ в июле 2004 года обращения ко всем отделившимся духовникам и мирянам с призывом раскаяться и возвратиться в лоно канонической церкви, большинство представителей «альтернативного синода» вернулись в каноническую Болгарскую Церковь: так, из 50-60 священников с покаянием БПЦ вернулись около 45. Таким образом, к 2005 году «альтернативный синод», а значит, и церковный раскол де-факто перестал существовать.

Но, к сожалению, не де-юре, поскольку номинально существующий, без храмов и паствы, десяток «альтернативных» иереев продолжили свою борьбу с канонической Болгарской Церковью, но на этот раз в юридическом измерении, с привлечением международных правовых институтов.


Евросоюз против канонической Церкви

«Альтернативный синод», с 2001 года лишившийся какой бы то ни было государственной, юридической и правовой поддержки, а в 2004 году, благодаря новому религиозному законодательству, потерявший захваченные прежде храмы и большую часть священников и прихожан, вернувшихся в каноническую церковь, решил обратиться за помощью в борьбе с канонической церковью к западным международным институтам.

Так, в 2004 году, после того как у раскольников были отобраны захваченные ими храмы БПЦ, глава «альтернативного синода» митрополит Иннокентий предпринял попытки оспорить решения болгарских властей в Европейском суде по правам человека; правда, тогда они не принесли результата. Затем, когда в 2006 году со стороны болгарских властей против «альтернативного митрополита» было выдвинуто обвинение в незаконном самоназвании как главы Священного синода и митрополита Софийского, за что ему грозил штраф в 90 тысяч долларов, международные «правозащитные» круги снова заявили о себе. Так, адвокат, защищающий митрополита Иннокентия, назвал этот процесс «глупым», «абсурдным» и предупредил, что сам факт подобного осуждения может уменьшить шансы Болгарии на вступление в Европейский союз. А представитель Болгарского хельсинского комитета Янко Грозев назвал это обвинение «сомнительным» в свете международных стандартов прав человека, поскольку, согласно международному праву, при споре между религиозными фракциями правительство обязано оставаться нейтральным.

В таком же духе начали появляться заявления и от других европейских адвокатов и наблюдателей, которые подчеркивали, что поддерживая БПЦ, Болгария нарушает международные обязательства по правам человека, в связи с чем действия Болгарских властей уже подвергаются критике в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Удивительно, что о запрете на поддержку со стороны Болгарского правительства речь зашла именно в ситуации оказания этой поддержки канонической Церкви. И совсем не заходила, когда предыдущее Болгарское правительство оказывала однозначную и активнейшую поддержку раскольникам.

И совсем недавно появилось известное заявление от Европейского суда по правам человека с обвинением болгарского государства в нарушении 9 статьи Конституции Болгарии о свободе мысли, совести и вероисповедания. Причем, ЕСПЧ предписал Болгарии не только вернуть «альтернативному синоду» все храмы, но и выплатить «митрополиту» Иннокентию денежную компенсацию в размере 8 тысяч евро. Для улаживания конфликта Европейский Суд назначил трехмесячный срок, после чего пригрозил применением против Болгарии международных санкций…


Поддержка Москвы

Эта позиция ЕСПЧ вызвала бурную критическую реакцию в самой Болгарии, и со стороны Святейшего Синода, и со стороны государственной власти, и со стороны граждан Болгарии.

Сразу же после появления этого «идеологического предписания» Святейший Синод Болгарской Православной Церкви выступил с заявлением, выражающим категорическое несогласие «с решением, не считающимся с внутренней жизнью и каноническим устройством и единством Церкви», «с несправедливыми, односторонними, пристрастными мотивами решения, оставившего без внимания канонические и юридические аргументы БПЦ», и подчеркивающим невозможность со стороны «ни этого суда, ни какого-либо иного государственного или международного органа решать вопросы канонической жизни какого-либо вероисповедания». Президент Болгарии Георгий Пырванов выразил полную поддержку Болгарской Патриархии и в своем заявлении отметил, что, по его мнению, решение ЕСПЧ по иску «альтернативного синода» против Болгарии «не является обязательным» и отказался выполнять решение Европейского суда о возвращении раскольникам православным храмов.

В этой тяжелой ситуации церковного раскола и конфликтов с «альтернативным синодом» и выступающими на его стороне международными институтами Московский Патриархат постоянно оказывал поддержку канонической Болгарской Церкви. Святейший Патриарх Алексий Второй на протяжении нескольких лет, и в Москве, и в Софии, проводил встречи с представителями Болгарского правительства и выражал надежду на их поддержку канонической Болгарской Церкви. А в 2003 году Предстоятель Русской Церкви наградил президента Болгарии Георгия Пырванова премией Международного фонда единства православных народов за принятие им нового закона о вероисповедании.

В 2009 году, после выхода заявления Европейского Суда, прошли уже две встречи очень высокого уровня, на которых обсуждалась и заявленная позиция ЕСПЧ, и пути разрешения болгарского церковного раскола. Это, во-первых, прошедшая 6 февраля в Москве встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и президента Болгарии Георгия Пырванова. А во-вторых, состоявшееся 11-12 марта в Софии рабочее межправославное совещание, на котором присутствовали представители 12-ти Поместных Православных церквей, в том числе и делегация Московского Патриархата.

Важно, что помимо выражения всецелой и однозначной поддержки Священного Синода БПЦ и соответствующих действий Болгарских властей, представители Московского Патриархата подчеркивают необходимость критичного переосмысления мировоззренческих основ декларируемых институтами ЕС принципов международного «сотрудничества». Потому что разворачивающаяся против Болгарской Церкви и государства критика со стороны секулярных «международных институтов», совершенно не считающаяся с базовыми принципами канонического устройства Православной Церкви, может стать опасным прецедентом для дальнейшей международной правовой практики по отношению к любой Поместной Православной Церкви.

Очень показателен комментарий представителя ОВЦС отца Николая Балашова, данный в связи с московской встречей Патриарха Кирилла с президентом Болгарии, в котором он указал на наличие специфической «мировоззренческой платформы, на основании которой Страсбургский суд вынес свое решение», на основе чего «одна из возможных моделей цивилизации и правового устройства была избрана в качестве универсальной для всех». На прошедшем же 11-12 марта межправославном совещании в Софии, глава московской делегации епископ Илларион Алфеев выразил озабоченность в связи с тем, что обсуждаемое решение Европейского Суда формулирует новую норму разрешения каких угодно не устраивающих европейских «правоведов» вопросов церковно-государственных отношений, что, конечно, совершенно неприемлемо для Поместных Православных Церквей.


Еврошантаж Болгарского государства и Церкви

Получается, что, оказав такую поддержку болгарским раскольникам, ЕСПЧ откровенно выступил и против исторической Болгарской Церкви, естественным образом являющейся единственной каноничной православной структурой на территории Болгарии, и против Вселенского Православия, высказавшего свою однозначную позицию на Всеправославном Совещании 1997 года, обозначив «альтернативный синод» – «болгарским расколом» и призвав к его скорейшей ликвидации…

Как хорошо видно из критических заявлений представителей различных европейских организаций, Евросоюз пытается проводить политику самого настоящего шантажа, согласно которой либо Болгария выполняет все мировоззренческие требования ЕС и получает право считаться частью «европейской цивилизации», либо Болгария позволяет себе настаивать на собственных «атавизмах» – например, на признании БПЦ единственной легитимной Церковью, и тогда она будет вынуждена столкнуться с различными используемыми ЕС «страшилками», вроде признания с ее стороны нарушений «международных обязательств по правам человека», началом «международных санкций», а возможно, и ее «делегитимизации» в качестве «приличного» и «демократичного» европейского государства… Ситуация этого шантажа со стороны ЕС усугубляется тем положением, в которое себя поставила сама Болгария, в 2004 году вступив в блок НАТО, а 2007 году став членом Европейского Союза. После чего от одного из его международных институтов и получила указание, какую следует проводить религиозную политику, какую церковь можно, а какую нельзя считать легитимной… Стоит ли иметь отношение к «цивилизационному проекту», ради которого придется отказаться помимо всего прочего, от права на собственную религиозную политику и, что еще серьезней, идентичность?

Об этом в своем выступлении на прошедшем 11-12 марта Всеправославном Совещании в Софии очень точно сказал глава московской делегации епископ Илларион Алфеев, заявив, что государства, делегировав часть своих полномочий различным международным организациям, попадают в ситуацию зависимости от принимаемых за их пределами решений, касающихся их собственной внутренней политики. Таким образом происходит насаждение некой якобы «универсальной» евромодели церковно-государственных отношений, само собой разумеется, не учитывающей никаких религиозных и национальных своеобразий… И на этот серьезный вызов, создающий «почву для озабоченности каждой Православной Церкви», по мнению епископа Иллариона необходим общеправославный ответ, содержащий «четкое и ясное представление миру особенностей модели религиозно-государственных отношений, свойственных странам православной традиции». И действительно, такая консолидированная общеправославная позиция более чем необходима в контексте этой новой агрессивной секулярной евро-идеологии, где каноничной Православной Церкви приходится отстаивать элементарное право на легитимность на территории собственного государства...

 
Статья опубликована на сайте "Globoscope"

 

Использованные материалы:

- Портал Московской Патриархии. Иларион Алфеев, епископ. Выступление на Всеправославном совещании в Софии 11-12 марта 2009 года. http://www.patriarchia.ru/db/text/580307.html
- Православная Энциклопедия. Болгарская Православная Церковь. БПЦ в 90-х гг. Т. V. С. 640-642.
- Портал Богослов.ру. Бурега В.В. Раскол в Болгарской Православной Церкви и Всеправославный Собор в Софии. http://www.bogoslov.ru/text/353078.html

 





А.Малер

Круг замкнулся


А.Лидов
Византийский
миф и
европейская
идентичность


игумен
Серапион
(Митько)

Предыстория
Катехона

Секция XX Рождественских образовательных чтений "Соотношение науки и веры" 25.01.2012

Встреча с богословом Александром Дворкиным
26.12.2011

Встреча с публицистом Сергеем Худиевым
25.11.2011



Презентация книги
Аркадия Малера 
"Константин Великий"
3.06.2011



Семинар СИНФО
"Почему религии нет места в современных СМИ?"
12.04.2011




Первый пленум
Межсоборного присутствия.
28.01.2011
.



Встреча
с Нелли Мотрошиловой,
зав. Историко-философского отдела ИФ РАН
8.04.2010



Научный семинар экспертной группы «Соотношение
науки и веры» Комиссии Межсоборного присутствия
по вопросам богословия.
ИФ РАН
25.03.2010



Первое заседание Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам богословия. ОВЦС. 24.02.2010



Первое пленарное заседание Синодальной Библейско-богословской комиссии в новом составе. ОВЦС.
8.12.2009



Встреча
с Алексеем Козыревым, историком русской философии, зам.декана философского факульета МГУ
19.06.2009



Встреча
с Модестом Колеровым, историком русской философии, редактором информагенства Regnum
30.05.2008



Встреча
с Петром Резвых, историком немецкой классической философии, доцентом Кафедры истории философии РУДН
28.03.2008




Встреча с Азой
Алибековной
Тахо-Годи.
Ноябрь 2007



Встреча
с Алексеем Лидовым,
византологом,
главой Центра восточно-христианской культуры.
29.06.2007



Встреча Клуба "Катехон"
с иерархами РПЦЗ, посвященная воссоединению Русской Церкви.
18.05.2007